Авторский сайт Ирины Назаровой (Амант-дин)

Все материалы, статьи, видео, картины автора И. Назаровой (Амант-дин).

 

Послания Белой, Огненной и Голубой Систем. Видео

111

Автор И. Назарова (Амант-дин)

Огненный ангел — наблюдатель на планете Земля.

На тонкой нити.

Ритм музыки уносит в пустоту.

Единение религий. Посланник и Брат с планеты Рамга.

Песня инопланетянина. Предсказание событий 2014г.

«В волшебных звуках чистоты небес». Стихи — медитация — синестезия. Голубая Система.

Песня инопланетянина. Предсказание на 2014г. о событиях в Украине. Получила в 2012г. (Космический язык — ченнелинг во сне: ханура нера нура ху нура чок).

Здесь двое правят, как один,
И это вроде круто.
Но небо плавится в огне,
На поле боя – хунта.
Так черный странный господин,
Проспал невинное лицо.
Сто двадцать в бой идут за ним,
Свинцом пробит, упал ниц: «О!».
Никто не ждал таких друзей.
Им надо было двинуть вспять,
А не откармливать свиней.
Четверка думала опять,
Как переделать общий дом.
Бумага двигала столом.
Друг друга молча обвиняли
А папки крыльями махали.
Невидимая власть кругом.
Ломались ценности под нами.
Как под подбитыми домами.
Не думали лишь об одном:
Как не скрепи мозгами,
Найдется и для них предел.
Не зримый суд – вот их удел.

Зов воплощения.

В волшебных звуках чистоты небес,
Плывет мечта, не находя молчание.
За нею, отгоняя расстояние,
Туманность — белый лабиринт.
Тоннель. Он манит за собой.
Свет запредельный, ослепляет глубиной.
Разбавлен золота мотив.
В нем цвет любви и звук вершин.
В стеклянной чаше голубой
Повис алмаз прекрасный.
Через мгновение станет красный.
Я вижу сквозь него движение незримое.
Влекло неведомой руки зовущее тепло.
И вот из глубины, лучом пронзенной пелены,
Жемчужное ядро настигло чрево чувств.
Завоевало мозг, засыпало мой слух
Серебряным песком.
И сложно-фиолетовым, светящимся кольцом
Обволокло меня, взяв в плен.
Нет сил, сопротивляться лень.
Хотя сама я замирала от волшебного Огня.
Нанизанные кольца в Нить
Вращались в голове:
«Забыть все виденное, смыть.
Оно приснилось мне».
Но нет, ловлю в ответ
Хрустальной Нити след.

Расставание с ангелом.
Теплое море окутало лаской,
Нежно коснулось губ.
Ветра порыв нас оставил с опаской,
Зовом вдали раковин-труб.
Туман упоения сомкнет твои веки,
Поманит дыханием в ночи.
И звезды всезнанием устало светят.
Умчи за собою, умчи!
Потеряно время, не жаль, не вернется
Оно в тишине твоих глаз.
В сознании тонком струной отзовется.
Не слышит мечта приказ.
Покой, что проник и родится из чувства-
Величественен и всемогущ,
Но, помня слезу ожидания пустого,
Он утешал: «Ну и пусть».
Печально мелькали все сны вековые,
Неведомые края.
И мягко ласкала волна твои крылья,
И высыхала слеза.

На тонкой нити молчаливых дум

На тонкой нити молчаливых дум
О разуме и малом и великом,
Сознание теплое живое,
Коснулось голубого сна.
Все чувства-звуки жизни,
И чрево красного цветка,
Растаяли, и смылся цвет.
Так смыла глубина пространства,
Земного заблуждения секрет.
Дыхание легкое картины тишины,
Уносятся в забытые мечты.
Я здесь сейчас.
Я там вчера.
Я буду завтра.
Разбросанные сотни Я.
И каждый из меня увидит миражи.
Летят, как шарики прозрачные времен.
И слепят взгляд сверканием.
Так тайны Космоса наполнят содержанием.
Все Я сольются в одну Я,
Собрав всю информацию,
По капелькам дождя,  в сознание,
Стараясь не пролить не капли.
И цельная картина Мироздания,
Откроется на миг.
Там синий шепот подсознания,
Лаская светом памяти, подарит щедро крохи бытия.

Облако.

Облако счастья, нежась в лазури,
Облако счастья плавно плывет.
Ангел увидел предвестника бури.
Ангел, покинутый, Бога зовет:
«Пленником стал я, радости лживой.
Скуку здесь лечат негласной наживой.
В рабстве земном, нахожусь много лет.
Но не забыл я твой верный совет.
Внутренний свет, боль мою лечит.
Он запредельный, в истине вечен.
Неутомимо зовет за собой.
Он, то ли мой свет, то ли он твой?
Все нестерпимей присутствие грязи.
Проданы души, темные связи.
Робко надеюсь на легкий конец,
Чтобы замкнулся кровавый венец.
Стыдно участвовать в пиршестве этом.
Смертное тело – не служит заветам».
Слышу Бога ответ:
«Ангел спит, но он зрит
В серых чарах Земли.
Он усыплен, крылья в пыли.
Сердце болит и глядит безучастно.
Ангел отсчитывал годы, бесстрастно.
Смерть уносила людей за собой.
Он наблюдал за потерей земной,
И отрекался от страсти любой.
Здесь осмысление – не утешает.
Свет на пути освещать не устанет,
Но от страдания не избавляет.»
Ангел тихо спросил:
«Ты сотворил? Ты земной Бог?
Но услышать ответ, он не смог.
Опора ушла из-под ног.»

Хранитель не земной.

Я словно утихаю, и в мыслях замираю.
Не требую, не каюсь и никого не жду.
Я в истину вникаю, и правдой называю.
Я добровольный пленник и не несу вражду.
Во сне невинном, ангел спускается в сознание.
И диалог наш сложный, хранитель – не земной.
Меня он любит нежно, хранитель дорогой.
И мудро, в утешение, не предложил смирение.
Сеченье золотое, и правду предложил.
И плоть мою, энергией и светом освятил.
Поймал, он птицу райскую и в душу запустил.
Мне жаль, что лишь на время общение — утешение
От плена, сна земного, от страха и потерь.
Ослабленная память не помнит перехода.
Частично утешает и говорит: поверь!
Поверю. Что мне делать? …..
Который раз стараюсь, остаться я пытаюсь.
Попытки единения. Ум от людей устал.
Свет поменял рекламу, теперь я в нисхождении.
А из огня — слезинка, а из души — кристалл.
Так люди лишь крупинки? Без памяти и веры?
Не осужу всех строго! Не смею, и мне жаль!
Я вижу все ошибки, но вера, к сожаленью,
Не любит прикрываться. Она — моя вуаль.
Мой город — неземной, святой и золотой.
Я Рамгу вспоминаю, небесный мир и маму,
Она вещает мудро, с любовью, в тишине
Мне тихо говорит: быть смелою велит,
Советует, как зрит.
Я песню напеваю о драгоценном доме.
Священный храм на склоне, под Куполом, стоит.
Клубника — что арбузы. Нет холода, нет зноя.
Работа – не обуза, есть жизнь, и есть судьба.
Все радостно в том доме. Покой, но нет застоя.
Отсутствует во времени «сансарная ходьба».
Бессмертие — не для власти. Чужого мне не надо.
Какой в ней смысл? В обмане запутаться легко.
Упреки, разговоры, земные уговоры,
И воспитания споры: «Кто с нами заодно?»
Рефлексы, словно кони, строптивые, бегут.
Сбивают все заторы, обходят все законы.
Разнятся страха хоры, и в разности несут.
Одной бороться сложно,
Вдвоем — лишь осторожно.
Втроем — еще возможно.
И группой — иногда.
В Монаде дух проснется.
И свет мой разнесется,
На миллион помножится,
И вырвется тогда.

 

ссылка обязательна amosatva.ru